Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

9

к  моей голове. Не знаю, поймете ли вы меня... я чувствовал всегда какую-то особую брезгливость, чувство отвращения к  таким  насекомым.  Я  никогда  не  мог заставить себя дотронуться до них пальцем. И вот я был бессилен даже перед этим  ничтожным  врагом.  А  для  него  моя  голова  была  только  удобным трамплином  для  взлета.  И  он  продолжал  медленно  приближаться,  шурша ножками. После некоторых усилий ему удалось зацепиться за  волосы  бороды. Он долго барахтался, запутавшись в волосах, но упорно поднимался все выше. Так он прополз по сжатым губам, по левой  стороне  носа,  через  прикрытый левый глаз, пока, наконец, добравшись до лба, не упал на стекло, а  оттуда на пол. Пустой случай. Но он произвел на меня потрясающее впечатление... И когда пришел профессор Керн, я категорически отказался  продолжать  с  ним научные работы. Я знал, что он не  решится  публично  демонстрировать  мою голову. Без пользы же не станет  держать  у  себя  голову,  которая  может явиться уликой против него. И он убьет меня. Таков был мой  расчет.  Между нами завязалась борьба. Он  прибег  к  довольно  жестоким  мерам.  Однажды поздно вечером он вошел ко мне с электрическим аппаратом, приставил к моим вискам электроды и, еще не пуская  тока,  обратился  с  речью.  Он  стоял, скрестив руки на груди,  и  говорил  очень  ласковым,  мягким  тоном,  как настоящий инквизитор. "Дорогой коллега, - начал он. -  Мы  здесь  одни,  с глазу на глаз, за толстыми каменными стенами. Впрочем, если бы они были  и тоньше, это не меняет дела, так как вы не можете кричать. Вы вполне в моей власти. Я могу причинить вам самые ужасные пытки и останусь безнаказанным. Но зачем пытки? Мы с вами оба ученые и можем понять друг  друга.  Я  знаю, вам нелегко живется, но в этом не моя вина. Вы мне  нужны,  и  я  не  могу освободить вас от тягостной жизни, а сами вы не  в  состоянии  сбежать  от меня даже в небытие. Так не лучше ли нам покончить дело миром?  Вы  будете продолжать наши научные занятия..." Я отрицательно повел бровями,  и  губы мои бесшумно прошептали: "Нет!" - "Вы очень огорчаете меня. Не  хотите  ли папироску? Я знаю, что вы не можете испытывать полного  удовольствия,  так как у вас нет легких, через которые никотин мог бы всосаться в  кровь,  но все же знакомые ощущения..." И он, вынув из портсигара две папиросы,  одну закурил сам, а другую вставил мне в рот. С каким удовольствием я  выплюнул эту  папироску!  "Ну  хорошо,  коллега,  -  сказал  он  тем  же  вежливым, невозмутимым  голосом,  -  вы  принуждаете    меня    прибегнуть    к    мерам воздействия..." И он пустил электрический ток. Как будто раскаленный бурав пронизал мой мозг... "Как вы себя чувствуете? - заботливо спросил он меня, точно врач пациента. - Голова болит? Может быть, вы  хотите  излечить  ее? Для этого вам стоит только..." - "Нет!" - отвечали мои губы. "Очень, очень жаль. Придется немного усилить ток. Вы очень огорчаете меня". И он  пустил такой сильный ток, что мне казалось, голова моя воспламеняется. Боль  была невыносимая. Я скрипел зубами. Сознание мое мутилось. Как я хотел потерять его! Но, к сожалению, не терял. Я только закрыл глаза и  сжал  губы.  Керн курил, пуская мне дым в  лицо,  и  продолжал  поджаривать  мою  голову  на медленном огне. Он уже не убеждал меня. И  когда  я  приоткрыл  глаза,  то увидел, что он взбешен моим упорством. "Черт побери! Если  бы  ваши  мозги мне не были так нужны, я зажарил бы их и сегодня же накормил бы ими своего пинчера. Фу, упрямец!" И он бесцеремонно сорвал с моей головы все  провода и удалился. Однако мне еще рано было радоваться. Скоро он вернулся и начал впускать в растворы, питающие мою голову, раздражающие  вещества,  которые вызывали у меня

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту