Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

7

трупа. Керн был моим  ассистентом. Конечной целью моих трудов в то время я  ставил  оживление  отсеченной  от тела головы человека. Мною была закончена вся подготовительная работа.  Мы уже оживляли головы животных, но решили не оглашать наших успехов  до  тех пор, пока нам не удастся оживить и продемонстрировать человеческую голову. Перед этим последним опытом, в успехе которого я не сомневался, я  передал Керну рукопись со всей проделанной мной научной работой для  подготовки  к печати. Одновременно мы работали над  другой  научной  проблемой,  которая также была близка к разрешению. В  это  время  со  мной  случился  ужасный припадок астмы - одной из болезней, которую я как ученый пытался победить. Между мной и ею ища давняя борьба. Весь вопрос был во времени: кто из  нас первый выйдет победителем?  Я  знал,  что  победа  может  остаться  на  ее стороне. И я действительно завещал свое тело для анатомических работ, хотя и не ожидал, что именно моя голова будет оживлена.  Так  вот...  во  время этого последнего припадка Керн был около меня и оказывал  мне  медицинскую помощь. Он впрыснул мне адреналин. Может быть... доза была слишком велика, а может быть, и астма сделала свое дело.

        - Ну, а потом?

        - Асфиксия (удушье), короткая агония - и  смерть,  которая  для  меня была только потерей  сознания...  А  потом  я  пережил  довольно  странные переходные состояния. Сознание очень медленно начало возвращаться ко  мне. Мне кажется, мое сознание было пробуждено острым чувством боли  в  области шеи. Боль постепенно затихала. В то время я  не  понял,  что  это  значит. Когда мы с Керном делали опыты оживления  собачьих  голов,  отсеченных  от тела, мы обратили внимание на то, что собаки испытывают чрезвычайно острую боль после пробуждения. Голова собаки билась на блюде с такой  силой,  что иногда из кровеносных  сосудов  выпадали  трубки,  по  которым  подавалась питательная жидкость. Тогда я предложил анестезировать место среза.  Чтобы оно не подсыхало  и  не  подвергалось  воздействию  бактерий,  шея  собаки погружалась в особый раствор Ринген-Локк-Доуэль. Этот раствор  содержит  и питательные,  и  антисептические,  и  анестезирующие  вещества.  В    такую жидкость и был погружен срез моей шеи. Без этой предохранительной  меры  я мог бы умереть вторично очень быстро после пробуждения, как умирали головы собак в наших первых опытах. Но, повторяю, в тот момент обо всем этом я не думал. Все было смутно, как будто кто-нибудь разбудил меня после  сильного опьянения, когда действие алкоголя еще не прошло. Но в моем мозгу  все  же затеплилась радостная мысль, что если сознание, хоть и смутное,  вернулось ко мне, то, значит, я не умер. Еще не  открывая  глаз,  я  раздумывал  над странностью последнего припадка. Обыкновенно припадки астмы  обрывались  у меня внезапно. Иногда интенсивность одышки ослабевала постепенно. Но я еще никогда не терял сознания после припадка. Это  было  что-то  новое.  Новым было также ощущение сильной боли в области шеи. И еще одна странность: мне казалось, что я совсем не дышал, а вместе с тем и не испытывал  удушья.  Я попробовал вздохнуть, но не мог. Больше того,  я  потерял  ощущение  своей груди. Я не мог расширить грудную клетку, хотя усиленно, как мне казалось, напрягал свои грудные мышцы. "Что-то странное, - думал я, -  или  я  сплю, или грежу..." С трудом мне удалось открыть глаза. Темнота. В ушах  смутный шум. Я опять закрыл глаза... Вы знаете,  что  когда  человек  умирает,  то органы его чувств угасают не одновременно. Сначала человек теряет  чувство вкуса, потом гаснет  его  зрение,  потом  слух.  По-видимому,  в  обратном порядке шло и их восстановление. Через некоторое время я снова поднял свои веки

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту