Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

94

    - В России не может  быть  того,  что  натворил  Штирнер,  -  продолжал Штирнер. - С тех пор как передача  мысли  на  расстояние  сделалась  общим достоянием, произошло, так сказать, уравновешение сил. Если вы не  желаете воспринимать чужие мысли, вы всегда можете  "выключить  ваш  приемник",  и дело с концом.

    - Собственно говоря, возможность внезапного "мысленного  нападения"  не исключена, - сказал Качинский. - Но мы строго следим за этим и своеобразно караем. При помощи сверхмощных  усилителей,  которые  у  нас  имеются,  мы делаем преступнику соответствующее  "внушение",  и  он  навсегда  делается безопасным, так как самая мысль о  повторном  преступлении  не  может  уже возникнуть в его сознании. Нам  не  нужны  теперь  тюрьмы,  мы  делаем  из всякого преступника полезного члена общества.

    Эльза о чем-то задумалась.

    Дугов заметил это и,  опасаясь,  что  своими  разговорами  они  утомили хозяев, отвыкших от посещения  посторонних  людей,  посмотрел  на  часы  и сказал:

    - Однако мы заговорились. Пойдемте, Штерн, нам надо готовиться к охоте.

    Простившись с дамами, Дугов и Штирнер спустились с террасы.

    - Надеюсь, вы будете у нас обедать? - спросила Эльза вслед.

    - Если это не очень обеспокоит вас, - ответил с поклоном Дугов.  Где-то заплакал маленький Отто. Эмма извинилась и вышла.

          3. ШТИРНЕР И ШТЕРН

    Эльза осталась одна с Качинским.

    Ее охватило волнение. Из всего, что рассказывал  Качинский,  ее  больше всего поразило и заинтересовало одно: Качинский может вернуть Штирнеру его прежнее сознание, сделать хоть  на  несколько  минут  из  Штерна  прежнего Штирнера. Ей очень хотелось этого. Почему? Она сама едва ли отдавала  себе в этом отчет. "Я хочу узнать тайну смерти Готлиба", - думала  она.  Но  не только это возбуждало ее желание увидеть прежнего Штирнера. Быть может,  в ней бессознательно говорило чувство женщины, которое не могло  примириться с тем, что человек, который любил ее и решил так своеобразно  покончить  с собой, вместе со своей личностью убил и чувство любви к ней. Быть может... Быть может, она странными изгибами чувства начинала любить этого человека. Она сидела молча, не зная, как приступить к своей цели.

    - Скажите, господин Качинский, - начала она нерешительно, - вы не могли бы здесь же, у нас, испробовать ваш способ, чтобы вернуть прежнее сознание Штерна. Возможно ли это?

    - И да и нет. Вообще говоря,  восстановление  памяти  вполне  возможно. Медицина знает много таких случаев. Их бывает немало на  войне,  когда  от сильной контузии люди совершенно теряют память о прошлом и  даже  забывают свое имя, но потом  память  возвращается.  Известны  такие  случаи  и  при гипнозе. Окончательная  потеря  памяти  может  быть  только  тогда,  когда органически разрушаются самые центры памяти в мозговом веществе. Это,  так сказать, травматическая потеря памяти. Она безнадежна. Но в данном  случае разрушение мозговой ткани едва ли было, иначе оно отразилось  бы  на  всей психической деятельности. А Штерн во  все  остальном,  кроме  воспоминания прошлого, вполне нормален. Я могу в пример привести себя.  Во  время  моей борьбы  со  Штирнером  он  поразил  мои    мозговые    центры,    управляющие равновесием. Я был совершенно беспомощен и тем не менее сумел восстановить чувство равновесия.

    - Значит, можно? - оживилась Эльза. - Почему же вы  ответили  "и  да  и нет"?

    - Да вообще можно, но..,  вы  же  слыхали,  что  сам  Штерн  не  желает подвергаться этому опыту? Это во-первых... Но почему  вас  так  интересует прежнее сознание Штерна?

    - Дело в том, что мне кажется.., я была  знакома  с  этим  человеком.., даже наверно очень хорошо знакома... Но он забыл обо  мне,  как  обо  всем

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту