Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

54

волна разлилась более  широким  кругом,  и  паника охватила также войска, шедшие по улице. Волны эти  набегали,  как  ледяное дыхание  смерти,  прокатываясь  по  рядам,  и  стройные    колонны    солдат превращались в дикое стадо обезумевших животных. Солдаты бросались друг на друга, спасались в подъездах, воротах  домов,  а  оттуда  им  навстречу  в паническом ужасе выбегали граждане.

    Паника наполнила и дома. Люди прятались под кровати, залезали в  шкафы. Некоторые выбрасывались из  окон  на  головы  солдат,  на  штыки.  Женщины хватали детей и с дикими воплями метались по комнатам, как будто весь  дом был объят пламенем. По коридорам и лестницам домов бурлили  потоки  людей, потерявших голову. Одни бежали вверх, другие - вниз, катились по лестнице, топтали упавших женщин и детей. Ужаснее всего было то, что никто  не  знал причин паники, никто не знал, от кого нужно  спасаться.  Но  постепенно  в этом хаотическом, бурлящем потоке образовалось движение  в  одну  сторону; возможно, что солдаты задних рядов, до которых  еще  не  докатились  волны паники, видя картину всеобщего смятения, побежали назад и увлекли за собой других. Этот поток обратного движения все рос. Казалось, люди нашли путь к спасению,  и  они  побежали  все  в  одном  направлении  с  такой  бешеной скоростью, как будто их преследовали тысячи пулеметов.

    Пробежав три улицы,  адъютант  увидал  своего  "железного  генерала"  - человека, не знавшего страха. Генерал без каски, в разорванном мундире,  с безумными глазами, перескакивал через груды упавших тел,  пробивая  дорогу огромными кулачищами.

    А "заградительная паническая зона", как после назвали это явление,  все ширилась.  Она  захватила  собой  и  здание,  в  котором  заседал  комитет общественного спасения. Члены комитета и все правительство бежали.

    Только к утру паника утихла,  но  комитет  не  решался  возвращаться  в город.

    Столица была потеряна. Оставалось спасать страну. Но в  это  уже  почти никто не верил. Когда члены комитета  разыскали  друг  друга,  в  соседней деревушке был устроен военный совет.  "Железный  генерал"  был  совершенно подавлен неудачей и находился в полном отчаянии...

    - Перед чертом штыки бессильны, - сказал он и мрачно опустил голову.

    Штирнер победил. Он мог распоряжаться страной по своему желанию, как ни один деспот в мире.

          9. "ДРУЖЕСКАЯ ПОМОЩЬ"

    Иностранные государства с интересом следили за исходом борьбы немецкого правительства со Штирнером. Французские и английские банкиры  не  скрывали своего удовольствия, когда телеграф и радио приносили известия о разорении и гибели крупнейших  немецких  банкиров  -  конкурентов  на  международном денежном рынке.

    - Отлично! Молодец  Штирнер!  -  говорили  иностранные  банкиры  и  уже подсчитывали будущие барыши.

    Они считали Штирнера необычайно удачливым финансистом, но были уверены, что он в конце концов сорвется, как  сорвался  когда-то  выросший  как  на дрожжах  концерн  Стиннеса.  Могущество  Штирнера  росло,  превосходя  все ожидания, всякую меру.  История  капитализма  не  знала  такой  быстрой  и головокружительной карьеры,  какою  оказалась  карьера  этого  финансового Наполеона. "Солнце Аустерлица" разгоралось над ним все  ярче,  и  не  было никаких признаков, указывающих на приближающееся "Ватерлоо".

    Все чаще, все упорнее стали проникать слухи о том, что  успех  Штирнера имеет  какие-то  необычайные  причины,  что  в  его  руках  есть  какие-то таинственные средства  воздействия  на  людей,  которых  он  обезволивает, подчиняет своему влиянию, делает игрушкой в своих руках.

    Когда  Штирнер  стал  на  путь  борьбы    с    правительством,    опасливо зашевелились не только иностранные банкиры, но

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту