Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

29

вступила в полосу жесточайших потрясений. За месяц было  зарегистрировано  более  двух  тысяч  конкурсов.  В  июне  число  их поднялось до  пяти.  Пока  гибли  мелкие  предприятия,  финансовые  газеты пытались  ослабить  впечатление  надвигающейся  катастрофы  и  успокаивали общественное мнение тем,  что  кризис  лишь  очистит  экономическую  жизнь страны от "несолидных и лишних предприятий,  выросших  на  почве  валютной спекуляции". Но в июне жертвою кризиса  сделалось  несколько  старейших  и крупнейших предприятий. Этот удар тяжело отразился на промышленности и  на массе  мелких  держателей  акций.  И  газеты  уже  не  скрывали    тревоги. Надвигалась  настоящая  катастрофа,    тем    более    страшная,    что    само возникновение кризиса не поддавалось  обычным  объяснениям  "экономической конъюнктуры".  Как  будто  новая,  неведомая  болезнь  страшной  эпидемией прокатилась по финансовым предприятиям, захватывая  все  новые  жертвы.  В начале июля во всей стране осталось только три крупнейших  банка,  которые устояли:

    Мюнстерберга, Шумахера и Эльзы Глюк. Первые два понесли уже  потерю  до тридцати процентов своего капитала. Банк Эльзы Глюк  не  только  не  понес потерь, но почти утроил свой капитал. Последняя  борьба  за  существование должна была произойти между этими тремя финансовыми колоссами.

    Банк Эльзы Глюк  имел  капитал,  превышающий  капиталы  Мюнстерберга  и Шумахера, взятые в отдельности. Но  при  объединении  этих  банков  против банка Эльзы Глюк перевес мог оказаться на стороне двух против одного.

    Правда, могла быть и иная комбинация: войти в соглашение или даже слить капиталы,  выговорив  себе  известные  права,  с  банком  Эльзы  Глюк.    И Мюнстерберг и хитрый Шумахер, каждый в отдельности, тайком друг от  друга, делали эту  попытку,  подсылая  верных  людей  к  Штирнеру  "позондировать почву". Но этот "злой гений", как называли Штирнера в биржевых кругах,  не шел ни на какие соглашения. Он был оскорбительно насмешлив,  беспощаден  и неумолим  к  своим  соперникам.  Необычайное  счастье  в  биржевой    игре, безошибочное предугадывание биржевых курсов, совершенно непонятное влияние на окружающих делали Штирнера страшным.

    Банкиры и биржевые маклеры рассказывали друг другу пониженным  голосом, как бы боясь, что их подслушает неведомый враг, о  многочисленных  случаях странной гибели банкиров, обращавшихся лично к Штирнеру. О чем  говорил  с ними Штирнер, они никому не рассказывали. Но, побывав у него, эти  банкиры будто лишались рассудка и всего своего опыта,  совершали  нелепые  сделки, которые лишь ускоряли их разорение, а их капиталы переливались в подземные кладовые банка Эльзы Глюк. Несколько  этих  разорившихся  людей  покончили жизнь самоубийством. Поэтому Мюнстерберг и Шумахер  и  решили  действовать через целую цепь посредников, опасаясь личного свидания.

    Когда переговоры со Штирнером не привели ни  к  чему,  для  Шумахера  и Мюнстерберга  стало  ясным,  что  только    слияние    этих    двух    банков, враждовавших между собою более  полустолетия,  даст  возможность  если  не победить, то продолжать упорную борьбу со "злым гением".

    Борьбу эту им казалось вести тем легче, что они  обладали  большинством акций крупнейших торгово-промышленных предприятий страны:  каменноугольные шахты,  производство  анилиновых  красок,  автомобильные  и    радиозаводы, электрическое  освещение,  городские  железные  дороги,    судостроительные заводы... Акции этих  предприятий  находились  в  руках  миллионов  мелких держателей - небогатых фермеров, канцелярских служащих, пароходных коков и даже мальчиков, поднимающих лифты. Все они связали судьбу своих  небольших сбережений с судьбой банков Мюнстерберга и  Шумахера.

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту