Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

20

Сказанное слово связало ее. Но, не успела она вымолвить "нет", как в ее душе поднялась целая буря негодования. Марамбалль обманул ее, как провинциальную дурочку! Разыгрывая несчастного любовника,  он  использовал ее доверие для самых низменных целей... И она вновь начала колебаться,  не выдать ли Марамбалля.

    А Леер уже звонил, созывая слуг. Он узнал о преследовании  неизвестного в саду, который мог, очевидно, проникнуть в дом только через  дверь  сада. Но кто открыл ему? Это осталось невыясненным.  Звонил  телефон,  суетились слуги.  Из  полицейского  управления  сообщили,  что  преступнику  удалось скрыться. Вильгельмина не знала, радоваться ей этому или  печалиться.  Она была так зла на Марамбалля, что была бы рада, если бы его поймали.  Но,  с другой стороны, это открыло бы ее невольное соучастие. Конечно,  никто  не заподозрил бы ее в сознательной помощи преступнику. Но какой позор,  какой стыд быть так обманутой!

    Волнение Вильгельмины дошло до крайнего предела.  Оскорбленная  женская гордость бушевала в ней, ежеминутно готовая прорваться  наружу.  И,  когда отец сказал трагическим голосом: "Неужели в моем доме есть  предатели?"  - она не выдержала:

    - Отец, мне нужно поговорить с тобой. Но в этот самый момент в  комнату вошел новый свидетель - повар, который пожелал сообщить важные показания.

    - Говорите, - нетерпеливо сказал Леер.

    - К нам в кухню, - начал повар свое повествование,  -  нередко  заходил какой-то грек, торгующий шелковыми материями. Он продавал их очень дешево. Моя жена, и судомойка, и жена  швейцара  очень  охотно  покупали  шелковые ткани. Этот грек заходил и сегодня вечером. Когда он поставил на пол  свою корзину и разложил ткани, женщины начали выбирать шелка. Это  продолжалось несколько минут. Вдруг электричество  погасло.  Это  случалось  не  раз  в последнее время, и потому мы не обратили особого внимания.  Жена  швейцара только посмеялась, что свет погас так не вовремя... Я попробовал повернуть выключатель, и через несколько минут свет загорелся вновь; грека на  кухне уже не было, а корзина с шелками и сейчас стоит. Мы думали, что грек вышел во двор и вернется, но он так и не вернулся.

    - Почему же вы не сказали мне обо всем этом раньше?

    - Мы только что сейчас узнали о пропаже бумаг, ваше превосходительство. А о греке мы не беспокоились: грек не подарит корзину шелка.

    - Вы можете идти, Карл. - И, когда повар ушел, Леер сказал: -  Да,  это очень возможно. Из кухни ход ведет в столовую, а из столовой - в  кабинет. Преступник мог незаметно погасить электричество в кухне, пробраться  сюда, похитить документы и уйти  незамеченным.  У  преступника  было  совершенно достаточно времени. Но что же тогда значит шум в саду? Кто был там?

    - Тот же преступник-грек, - высказал предположение лейтенант. - Он  мог попытаться пройти через сад и выйти на  Будапештерштрассе,  но,  очевидно, наскочил на сторожа, который и поднял тревогу.

    - А может быть, это был один из сообщников, - сказал Леер. - Я  попрошу вас, господин лейтенант, съездить к начальнику полиции и передать ему  мою просьбу мобилизовать для поисков  преступника  все  свободные  силы.  Дело большой государственной важности.

    Барон по-военному щелкнул каблуками и, наскоро простившись, ушел. Когда его ковыляющие шаги замолкли, Леер устало уселся в кресло.

    - Ты мне хотела что-то сказать, Вильгельмина?

    - Да... - Она хотела признаться в том, что в доме  был  Марамбалль.  Но рассказ повара поколебал ее уверенность  в  том,  что  Марамбалль  похитил документ. И она не призналась отцу о тайном визите Марамбалля. Быть может, еще немного времени спустя она и вообще ничего  значительного  не  сказала бы. Но буря негодования еще не улеглась

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту