Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

7

как бы ласкаясь.  Этого  мягкого толчка было достаточно, чтобы сбить Мореля с ног. "Конец!" - подумал он.

    Но это было только  начало.  Пума  упала  на  землю  рядом  с  Морелем, перевернулась на спину  и  начала  толкать  его  в  бок  головой,  как  бы приглашая играть. При этом она мурлыкала, как кот.

    "Это какая-то сумасшедшая  пума!  -  думал  Морель.  -  Она,  вероятно, помешалась от жары, поэтому и делает такие безумные  поступки:  ласкается, вместо того чтобы сожрать меня".

    Морель не был склонен поддерживать игру. Подражая  животным,  он  решил притвориться мертвым. Пуме это не  понравилось.  Чтобы  растормошить  свою игрушку, она легла на грудь Мореля, слегка прижав его плечо  одной  лапой, другую подняла над его лицом, и открыла пасть,  обнаруживая  ряд  страшных клыков.

    "Вот когда конец!" - подумал Морель.  Но  и  на  этот  раз  он  ошибся. Неодобрительно фыркнув, пума вскочила и убежала в заросли кустарников.

    Это было невероятно! Морель поднялся без единой  царапины.  Оправившись от потрясения, он почувствовал сильный  приступ  голода  и  отправился  на поиски орехов.

    Вечером Морель вновь  почувствовал  приближение  приступа  малярии.  Но прежде чем он потерял сознание, "сумасшедшая" пума еще раз навестила  его. Она, как тень, выскользнула из  кустарников,  уже  погруженных  в  сумрак, подошла к лежавшему Морелю и обнюхала его лицо. Морель не шевелился.  Пума улеглась рядом с ним и широко  зевнула,  как  бы  располагаясь  на  ночлег вместе с ним.

    Почти совсем стемнело. Стихли крики обезьян,  хлопотливо  размещавшихся на ночлег в высоких ветвях,  умолкли  птичьи  голоса.  Не  слышалось  даже лягушачьих заунывных песен. Лес засыпал. Ни звука. Только тонкое  жужжанье комаров, не нарушая безмолвия ночи, пронизывало воздух...

    "Гаучосы называют пуму другом человека. Они уверяют, что она никогда не нападает на человека и не трогает ни  спящего,  ни  ребенка.  Неужели  это правда?" - подумал Морель, искоса поглядывая на своего  косматого  соседа. Пума лежала неподвижно. Только уши зверя едва заметно шевелились, точно он прислушивался к отдаленным звукам. Как ни напрягал Морель слух, он  ничего не мог уловить, кроме жужжанья комаров. Лихорадка все  сильнее  овладевала Морелем. Он старался не  дрожать,  но  от  времени  до  времени  его  тело судорожно напрягалось, и его подбрасывало вверх, как на  пружине.  Однако, видимо, не это беспокоило зверя. Пума протянула лапы,  выпустила  когти  и собралась в клубок, словно готовясь к прыжку на невидимого  врага.  Прошла еще минута напряженного ожидания, и Морель заметил  в  густых  зарослях  у ручья две светившиеся зеленоватым огнем точки. Это могли быть только глаза хищного зверя. Мысли Мореля мутились. Бред охватывал его, и ему  казалось, что зеленые точки расширяются,  на  них  вырастают  мохнатые  лапы...  Два чудовищных зеленых паука приближаются к нему. Морель  застонал  и  потерял сознание... Среди бредовых кошмаров ему слышались  ужасающий  рев,  крики, стоны, словно тысячи злых духов сорвались с цепи,  ревел  ураган,  завывал ветер, рычали звери, и кто-то хохотал громовыми раскатами. И опять  черная бездна тишины. Небытие...

    Зарево тропического утра. Солнце еще  не  видно,  но  небо  уже  пылает пурпуром. Морель открывает глаза. Он все  еще  жив.  Кругом  буйная  жизнь играет всеми цветами, кричит тысячеголосым хором пернатых и  насекомых.  И опять жажда, нестерпимая жажда...

    Морель тащится по земле, как змея  с  перешибленной  спиной,  к  ручью. Здесь он видит необычайное зрелище. У самой воды лежит распростертый  труп огромного ягуара - этого  вечного  врага  пумы.  Его  красивая  золотистая шерсть с черными продолговатыми пятнами  изорвана  в  клочья.

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту