Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

55

сошли на площадку "ракетодрома". Наше возбуждение еще  не  улеглось. Мы чувствовали потребность двигаться, работать, чтобы  скорее  привести  в порядок свои нервы.

    Я рассказал  Тюрину  и  Соколовскому  о  находке  лунного  "гейзера"  и признался, что вызвал горные обвалы, едва не  погубившие  нас.  Но  Тюрин, заинтересованный гейзером, даже не упомянул о моем проступке.

    - Ведь это же величайшее открытие! - воскликнул он. - Я всегда говорил, что Луна не такая уж мертвая планета. Хотя  бы  ничтожные  остатки  газов, атмосферы - какого бы то ни было состава - на ней должны сохраниться. Это, вероятно, выходы серных  паров.  Где-нибудь  в  толще  Луны  еще  осталась горячая магма. Последние догорающие угли великого пожара. В  глубине  этой трещины, которая, наверное, проникает внутрь  не  менее  чем  на  четверть лунного радиуса, пары нашли себе  выход.  И  мы  не  взяли  их  на  пробу. Необходимо сделать это во что бы то  ни  стало.  Ведь  это  же  произведет мировую сенсацию среди ученых. Гейзер Артемьева! Не возражайте! Вы  имеете на это все права. Летим сейчас же.

    И он уже прыгнул к ракете, но Соколовский отрицательно покачал головой.

    - На сегодня с нас довольно, - сказал он. - Надо отдохнуть.

    -  Что  значит  "на  сегодня"?  -  возразил  Тюрин.  -  День  на    Луне продолжается тридцать земных дней. Так вы тридцать дней  не  сдвинетесь  с места?

    - Сдвинусь, - примирительно ответил Соколовский. - Но только если бы вы сидели у руля, когда мы вылетали из этой чертовой щели, то поняли бы  меня и рассуждали бы иначе.

    Тюрин посмотрел на утомленное лицо Соколовского и замолчал.

    Мы решили обновить запас кислорода в скафандрах и разбрестись в  разные стороны, не отходя слишком далеко друг от друга.

    Первым делом я отправился к ближайшему ущелью,  которое  заинтересовало меня своей окраской. Скалы там были красноватых и розовых тонов.  На  этом фоне ярко выделялись  густо-зеленые  пятна  неправильной  формы,  очевидно прослойки другой породы. Получалось очень  красивое  сочетание  красок.  Я постепенно углублялся в каньон. Одна стена его была ярко освещена Солнцем, по другой косо скользили солнечные лучи, оставляя внизу острый угол тени.

    Я  был  в  прекрасном  настроении.  Кислород  вливался  в  легкие  чуть пьянящими струями. Во всех  членах  я  ощущал  необычайную  легкость.  Мне иногда казалось, что все это я вижу во сне. Увлекательный, чудесный сон!

    В  одном  из  боковых  каньонов  сверкал  "водопад"  навеки    застывших самоцветов. Они привлекли мое внимание, и я свернул вправо. Потом  свернул еще и еще раз. И, наконец, увидал целый  лабиринт  каньонов.  В  нем  было легко заблудиться, но я старался запомнить  дорогу.  И  всюду  эти  пятна. Ярко-зеленые на полном свету, они в полосе тени были темно-рыжего оттенка, а в полутени - светло-бурого. Странное изменение окраски: ведь на Луне нет атмосферы, которая может изменять оттенки цветов. Я подошел  к  одному  из таких пятен и присмотрелся. Нет, это не выход горной  породы.  Пятно  было выпуклым и казалось мягким, как войлок. Я  уселся  на  камень  и  принялся разглядывать пятно.

    И вдруг мне показалось, что оно немного сдвинулось с места  от  теневой полосы к свету. Обман зрения!  Я  слишком  напряженно  смотрел  на  пятно. Сделав мысленную отметку на складке горной породы, я продолжал следить  за ним. Через несколько минут я уже не мог сомневаться:  пятно  сдвинулось  с места. Его край перешел за теневую черту и стал зеленеть на моих глазах.

    Я вскочил и подбежал к стене.  Ухватившись  за  острый  угол  скалы,  я дотянулся до ближайшего пятна и оторвал мягкий войлокообразный  кусок.  Он состоял из мелких нитей елкообразной формы.  Растения!  Ну,  конечно,

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту