Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

54

утомленный  работой, Соколовский выпрямился и, прислонившись ко мне скафандром, сказал:

    - Чистейший железняк. Чего и можно было ожидать. Придется  ограничиться готовыми обломками. - И он зашагал по площадке в поисках образцов.

    Я посмотрел вверх  и  увидел  звезды,  полоски  Млечного  Пути  и  ярко расцвеченные разноцветными искрами сияющие края  нашей  трещины.  Потом  я взглянул в направлении луча прожектора. И вдруг мне показалось, что  возле небольшой  боковой  расщелины  луч  как  будто  колеблется.  Я  подошел  к расщелине. В самом деле: еле заметная струя пара или газа выходила  из  ее глубин. Чтобы проверить себя, я взял горсть легкого пепла и  бросил  туда. Пепел отлетел в сторону.  Это  становилось  интересным.  Я  нашел  обломок скалы, нависший над краем, и сбросил его, чтобы сотрясением почвы привлечь внимание моих спутников и позвать их к себе. Камень полетел  вниз.  Прошло не менее десяти секунд, прежде чем я почувствовал легкое сотрясение почвы. Затем последовало второе, третье, четвертое - все более сильные. Я не  мог понять, в чем дело. Некоторые удары были  так  значительны,  что  вибрация почвы передавалась всему телу.  И  вдруг  я  увидел,  как  огромная  глыба пролетела мимо меня. Попав в полоску света, она сверкнула, как метеорит, и исчезла в темной бездне. Скалы дрожали. Я  понял,  что  совершил  страшную ошибку. Произошло то, что бывает в горах, когда падение небольшого камешка вызывает грандиозные горные обвалы. И вот теперь отовсюду  неслись  камни, обломки  скал,  мелкие  камешки.  Они  ударялись  о  скалы,    отскакивали, сталкивались между собой, выбивая искры... Если бы мы находились на Земле, мы слышали бы громовые  раскаты,  гул,  похожий  на  канонаду,  бесконечно отраженную горным эхом,  но  здесь  не  было  воздуха,  и  поэтому  царила абсолютная тишина. Звук, вернее - вибрация почвы, передавался только через ноги. Невозможно было угадать,  куда  бежать,  откуда  ждать  опасности... Застыв в смертельном испуге, я, вероятно, так и погиб бы в столбняке, если бы не увидел Соколовского, который,  стоя  на  площадке  ракеты,  неистово махал мне руками. Да, конечно, только ракета могла спасти нас!

    В несколько  прыжков  я  был  возле  ракеты,  вспрыгнул  с  разбегу  на площадку, и в тот же момент Соколовский рванул рычаг. Мы резко  откинулись назад  и  несколько  минут  летели  вверх  ногами  -  так  круто  поставил Соколовский нашу ракету. Сильные взрывы ракетных  дюз  следовали  один  за другим.

    Соколовский  направлял  ракету  вверх  и  вправо,  подальше  от  склона расщелины. Удивляюсь, как он мог править в таком неудобном положении! Судя по его выдержке, он был человеком бывалым, никогда не терявшим присутствия духа. А ведь с виду совсем "домашний" балагур и весельчак.

    Только когда наша ракета вошла  в  освещенное  Солнцем  пространство  и значительно удалилась  от  краев  ущелья,  Соколовский  замедлил  полет  и выпрямил ракету.

    Тюрин вполз на сиденье и потер скафандр. По-видимому, профессор немного ушиб затылок.

    Как  это  часто  бывает  с  людьми,  благополучно  избежавшими  большой опасности, нас вдруг охватило нервное веселье. Мы заглядывали друг другу в стекла скафандров и смеялись, смеялись...

    Тюрин указал на освещенный склон лунной трещины. Случай приготовил  нам площадку для посадки. И какую площадку! Перед нами был огромный уступ,  на нем без труда мог бы поместиться целый ракетодром  для  десятков  ракетных кораблей. Соколовский повернул ракету, и вскоре мы  катились  на  колесах, словно по асфальту. Подкатив почти к самой стене,  остановились.  Каменная или железная стена имела продольные трещины. В каждую из этих трещин могли бы въехать рядом несколько поездов.

    Мы

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту