Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

37

Но маленькая Луна  все же погибла, - примирительно сказал он. - Борющиеся силы - инерция и земное притяжение - разорвали ее в клочья... Увы, увы, это грозит и  нашей  Луне! Она распадется на осколки.  И  Земля  получит  прекрасное  кольцо,  как  у Сатурна. Я полагаю, что это лунное кольцо даст не меньше света, чем  Луна. Оно будет украшать ночи земных жителей. Но все же это будет потеря,  -  со вздохом закончил он.

    - Невознаградимая потеря, - вставил я.

    - Гм... Гм... А может быть,  и  вознаградима.  У  меня  есть  кое-какой проект, но о нем я пока помолчу.

    - А как вы охотились за метеорами? - спросил я у Соколовского.

    - Это забавная охота, - ответил геолог. - Мне приходилось охотиться  за ними не только на орбите Звезды Кэц и...

    - В поясе астероидов между орбитами Марса и Юпитера, - перебил Тюрин. - Земными астрономами найдено немногим более тысячи этих астероидов.  А  мой каталог перевалил за четыре тысячи. Эти астероиды - тоже остатки  планеты, более значительной, чем  погибшая  вторая  Луна.  По  моим  расчетам,  эта планета была больше, чем Меркурий.  Марс  и  Юпитер  взаимным  притяжением разорвали ее на куски. Не поделили! Кольцо Сатурна  -  тоже  погибший  его спутник, раздробленный на куски. Видите, сколько уже  покойников  в  нашей солнечной системе. За кем очередь? Ой-ой... опять эти толчки!

    Я снова заглянул в окно, придерживаясь руками за  обитые  кожей  мягкие подлокотники кресла. За окном все  то  же  черное  небо,  сплошь  усеянное звездной пылью. Так можно лететь годы, столетия, и картина  будет  все  та же...

    И  вдруг  мне  вспомнилась  моя  давнишняя  поездка  в  вагоне    самого обыкновенного поезда со старичком паровозом. Лето.  Солнце  спускается  за лес, золотя облака. В открытое окно вагона тянет лесной сыростью,  запахом аконита, сладким запахом липы. В небе за поездом бежит молодой месяц.  Лес сменяется озером, озеро - холмами, по холмам разбросаны дома, утопающие  в садах. А потом пошли поля, повеяло запахом гречихи.  Сколько  разнообразия впечатлений, сколько "движения" для глаза, уха,  носа,  выражаясь  словами Тюрина. А здесь - ни ветра, ни дождей, ни смены погод, ни ночи,  ни  лета, ни зимы. Вечно однообразный траурный свод неба, страшное синеватое солнце, неизменный климат в ракете...

    Нет, как ни интересно побывать в небе, на Луне, других планетах, но эту "небесную жизнь" я не променяю на земную...

    - Ну так вот!.. Охота за астероидами - самый увлекательный вид охоты, - вдруг услышал я басок геолога Соколовского.

    Мне нравится слушать  его.  Он  говорит  как-то  просто,  по-домашнему, "по-земному", словно беседует в своем кабинете где-нибудь на седьмой линии Васильевского острова. На него,  по-видимому,  необычайная  обстановка  не производит никакого действия.

    - Подлетая к поясу астероидов,  надо  держать  ухо  востро,  -  говорит Соколовский. - Иначе  того  и  гляди,  какой-нибудь  осколок  величиной  с московский Дворец Советов, а то и больше обрушится на ракету -  и  поминай ее как звали! Поэтому летишь  по  касательной,  все  более  приближаясь  к направлению астероидов... Замечательная картина!  Вы  подлетаете  к  поясу астероидов. Вид неба изменяется... Взгляните-ка на небо. По существу,  его нельзя назвать совершенно черным. Фон черный, но на нем  сплошная  россыпь звезд. И вот на этой светящейся россыпи вы замечаете  темные  полосы.  Это пролетают не освещенные солнцем астероиды. Иные чертят на небе яркие,  как серебро, следы. Другие оставляют полосы  медно-красного  света.  Все  небо становится полосатым. По мере  того  как  ракета  поворачивает  в  сторону движения астероидов, набирает скорость, летит и уже почти наравне с  ними, они перестают казаться полосами.

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту