Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

11

Потом пришел в себя, увидел  Решера  и  меня,  сказал  несколько  слов  и  вновь забылся.

    "А потом что?" - спросил я с интересом. "Потом, -  ответил  мозг,  -  я опять пришел в себя. Но ничего не видел и не  слышал.  Мне  казалось,  что меня бросили в темный карцер связанного  по  рукам  и  ногам.  Мне  ничего больше не оставалось, как вспоминать всю мою жизнь. В этих воспоминаниях и проходило время..."

    Я несколько раз просил мозг Ринга точно описать мне путь в каньон,  где застал их ливень, но Ринг по-прежнему так бестолково объяснял мне,  что  я отчаялся найти по этим указаниям моего друга. "Вот если бы я  мог  видеть, то привел бы вас на место", - говорил мозг. Да, если бы он видел и слышал, дело пошло бы на лад. Не удастся ли мне разрешить эту задачу?  Мозг  может воспринимать только неопределенное ощущение света при  нажиме  на  глазной нерв, так же как мы ощущаем красные  пятна  и  круги,  когда  нажимаем  на глазное яблоко сквозь закрытое  веко.  Но  ведь  это  не  зрение.  Как  бы наделить мозг настоящим зрением?

    Один план занимал меня в продолжение нескольких часов. Я думал,  нельзя ли пересадить мозг Ринга на место мозга какого-нибудь животного. Сложность этой операции не смущала меня.  Я  надеялся  сшить  все  нервы,  сосуды  и прочее, если только.., найти подходящее по размеру  вместилище  для  мозга Ринга. Но в этом-то и была вся задача. Я перебрал в  памяти  объем  и  вес мозга различных животных, сравнивая  с  мозгом  Ринга.  Мозг  Ринга  весил тысячу четыреста граммов. Мозг слона весит пять тысяч граммов. Увы,  череп слона - слишком большое вместилище для мозга человека. У кита  мозг  весит две тысячи пятьдесят граммов. Это ближе к делу. Но  у  меня  не  было  под рукой кита. И что делал бы  кит  среди  амб  Абиссинии?  А  все  остальные животные имеют слишком малый мозг по сравнению с человеком: лошадь и лев - по шестисот граммов, корова и горилла -  по  четыреста  пятьдесят,  прочие обезьяны - еще меньше, тигр - всего двести девяносто, овца - сто тридцать, собака - сто пять граммов. Было бы очень занятно иметь слона или лошадь  с мозгом Ринга. Тогда он, наверное, нашел  бы  путь  в  долину.  Но  это,  к сожалению, было маловыполнимо. Задача очень  интересная,  и,  может  быть, когда-нибудь я сделаю такую операцию. "Но сейчас, - думал я,  -  мне  надо достигнуть цели возможно быстрым путем". И вот что я придумал...

    Вагнер поднялся, подошел  к  занавеске,  отделявшей  угол  палатки,  и, приподняв полу занавески, сказал:

    - Не угодно ли войти в это отделение моей лаборатории? В этот угол свет проникал только сквозь плотный  брезент  палатки,  и  потому  здесь  стоял полумрак.  Я  увидел  лежащий  на  ящике  мозг,  заключенный  в    какую-то прозрачную желтоватую оболочку и прикрытый сверху стеклянным колпаком.  На другом ящике стоял большой сосуд, наполненный какою-то жидкостью, и на дне его лежали два больших глаза. От глазных яблок шли какие-то нити.

    - Не узнаете? -  спросил,  улыбаясь,  Вагнер.  -  Это  глаза  вчерашней коровы. Что может быть проще! Я  беру  конец  этого  нерва  и  пришиваю  к глазному нерву в мозгу Ринга. Когда нервы коровы и Ринга  срастутся,  мозг Ринга вновь увидит свет, пользуясь глазом коровы.

    - Почему глазом? - спросил я. - Разве вы дадите мозгу Ринга только один глаз?

    - Да, и вот почему. Наше зрение устроено сложнее, чем вы,  по-видимому, представляете. Глазной нерв не только  передает  зрительные  представления мозгу. Нерв этот затрагивает целый ряд других  нервов,  в  частности  тех, которые ведают мышечными движениями глаза и речевыми движениями. При такой сложности наладить зрение обоими глазами  -  задача  чрезвычайно  трудная. Ведь мозг Ринга не в состоянии будет

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту