Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

6

говорившие о том, что  Вагнер  работает  в  самых различных  областях  науки.  Радиоаппаратура  стояла  рядом  с  химической стеклянной  и  фарфоровой  посудой,  микроскопы  -  со  спектроскопами    и электроскопами. Назначение многих аппаратов было мне неизвестно.

    - Садитесь,  -  сказал  Вагнер.  Сам  он  уселся  на  походный  стул  у маленького  стола,  вдвинутого    между    большими    столами,    заваленными приборами, и начал писать. В то же время, поглядывая на меня одним глазом, он разговаривал со мной. К моему удивлению,  оказалось,  что  обо  мне  он знает гораздо больше, чем я о нем. Он перечислил мои научные труды и  даже сделал несколько замечаний, удививших меня своей меткостью и глубиной, тем более что Вагнер был по специальности биолог, а не метеоролог.

    - Скажите, вы не могли бы помочь мне в одном деле? Мне кажется,  что  с вами мы скорее сварили бы кашу.

    "Чем с кем?" - хотел спросить я, но удержался.

    - Видите ли, - продолжал  Вагнер.  -  Генрих  Решер  очень  симпатичный молодой человек. Пороха он не выдумает, но будет честным систематиком.  Он один из тех, кто в науке собирает, накапливает сырой материал для  будущих гениев, которые сразу освещают одной идеей тысячу непонятных доселе вещей, соединяют воедино частности, дают всему систему. Решер -  чернорабочий  от науки.  Но  дело  не  в  этом.  Всякому  свое.  Он  продукт  своей  среды. Аккуратненький сынок  аккуратненьких  бюргерских  родителей  со  всеми  их предрассудками. По воскресеньям утром он поет потихоньку псалмы,  а  после обеда пьет кофе, приготовленный по способу его почтенной мамаши,  и  курит традиционную сигару.

    Разве я не замечал, как косился он  на  меня  за  то,  что  я  произвел вскрытие трупа Ринга. - Вагнер вдруг засмеялся. - Если бы Решер знал,  что я сделал! Я не только вскрыл черепную коробку Ринга, я вынул  его  мозг  и решил анатомировать его. Я никогда не пропускаю такой  возможности.  Вынув мозг Ринга, я забинтовал его  голову,  и  мы  с  Решером  похоронили  этот безмозглый труп. Решер прошептал на  могиле  молитвы  и  ушел  с  чопорным видом. А я занялся мозгом Ринга.

    В Аддис-Абебе не найти льда, чтобы  в  нем  хранить  мозг.  Можно  было заспиртовать его, но для моих  опытов  мне  нужно  было  иметь  совершенно свежий мозг. И тогда я решил: почему бы мне не  поддержать  мозг  в  живом состоянии, питая его изобретенным мною физиологическим раствором,  который вполне  заменяет  кровь?  Таким  образом  я  мог  сохранить    живой    мозг неопределенно долгое время. Я предполагал срезать сверху тонкие  пласты  и подвергать их микроскопическим и иным исследованиям.  Самое  трудное  было придумать для мозга такую "черепную крышку", которая идеально предохраняла бы его от инфекции. Вы увидите, что мне удалось очень удачно разрешить эту задачу. Я поместил мозг в особый сосуд и начал  питать  его.  Поврежденную часть мозга я хорошо продезинфицировал и начал лечить. Судя по  тому,  как рубцевалась мозговая  ткань,  мозг  продолжал  жить,  так  же  как  живет, например, палец, отрезанный от тела, в искусственных условиях.

    Работая над мозгом, я ни на минуту не переставал думать о судьбе  моего друга профессора Турнера. Я отправился искать  его  живого  или  мертвого, захватив и мозг Ринга вместе с моей походной лабораторией. Я надеялся, что удастся найти следы Турнера. Он путешествовал в  довольно  людных  местах. Должен был покупать продукты в деревнях, расположенных на его  пути,  и  о нем, таким  образом,  можно  было  узнать  у  местных  жителей.  Я  быстро продвигался вперед вместе с Решером и через  несколько  дней  уже  был  на высотах Тигре.

    Однажды вечером я решил сделать первый срез мозга Ринга. И когда я  уже подошел

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту