Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

57

ремешок у стены. Перебирая ремешки, он быстро  выбирается  из  каюты,  цепляется  по стенке коридора, "влезает", как на крышу, в каюту Ганса.

    Фингер уже самостоятельно сидит на  полу  и  смотрит  на  Цандера,  как только что  проснувшийся  человек.  Винклер  лежит  еще  без  памяти.  Его невидящие глаза полуоткрыты, тонкая струйка  крови  застыла  у  рта.  Ганс вскакивает на ноги, тотчас летит к потолку, ударяется головой, летит вниз, снова  вверх  и  так  продолжает  прыгать,  словно  игрушечный  чертик    в стеклянной банке, пока Цандер, пробравшийся к нему по "полу",  не  хватает его за ногу.

    - Что случилось? - спросил Цандер. - Как ты себя чувствуешь?

    - Я в порядке - недаром  тренировался,  а  вот  с  Винклером,  кажется, плохо. Надо сбегать или "слазить" в нашу аптечку. Но что у вас произошло?

    - Сейчас расскажу. - Ганс, цепляясь за ремешки,  уползает  с  быстротой обезьяны и через минуту возвращается  с  нашатырным  спиртом,  одеколоном, камфорой, шприцем.

    У Цандера еще трещала голова и  горели  веки  глаз,  словно  засоренные острыми песчинками, но он принялся приводить  в  чувство  Винклера.  Ганс, помогая ему, рассказывал:

    - Все наделала эта мадам вертихвостка. Надо было поскорее уложить ее. А она, вместо того чтобы выслушать  нас,  в  истерику.  Кое-как  справились. Уложили, закрыли. Так она  еще  в  дыхательную  трубку  кричит:  "Варвары! Изверги! За что вы загнали меня в гроб? Проклятые!" Пока с  ней  возились, сами не успели лечь в амортизатор. Начали одеваться,  бросило  нас  вот  к этой стенке. Слышу, будто Винклер стонет. Это когда я сам немного в память пришел. Голова разламывается, руки, ноги не слушаются  -  ползу.  До  него дополз, хотел надеть ему скафандр и уложить в стабилизатор, да  сам  возле него и свалился.

    Цандер покачал головой.

    - Надо бы вынуть доктора из ящика, - сказал Ганс.

    - Иди, Ганс! - сказал,  улыбнувшись,  Цандер.  Он  все  больше  начинал любить и ценить этого юношу.

    Прошло на земных часах  несколько  минут,  которые  Цандеру  показались очень долгими. Несмотря на все меры, Винклер не подавал  признаков  жизни. Наконец из-за боковой стенки двери показались доктор и Ганс.  Доктор  был, как всегда, в черном, наглухо застегнутом сюртуке. Ганс предупредил его  о способе передвижения, и Текер быстро подполз к Винклеру и  осторожно  стал на колени, воздерживаясь от резких движений, которые  могли  бы  отбросить его далеко от  пациента.  Медленным  движением  он  вынул  из  внутреннего кармана стетоскоп - непременную принадлежность его профессии. Подумав,  он так же осторожно переложил его в левую руку и взял правой рукой  Винклера, нащупывая пульс.

    - Да, пульса нет...  -  сказал  Текер.  -  А  если  бы  был  пульс,  я, признаюсь, затруднился бы сказать, нормален он или нет. То, что  нормально на Земле, может быть  ненормально  здесь.  И  вообще  здесь  мне  придется переучиваться. Создавать, так сказать, небесную медицину. Для того чтобы я мог действовать с  привычной  уверенностью,  мне  необходимы  и  привычные условия или по крайней мере не слишком отличные от земных. Не могли бы  вы создать хоть на время такие условия? Думаю, что это было бы полезно и  для нашего больного.

    Цандер понял его.

    - Хорошо, - сказал он. - Я сейчас заставлю работать боковую  дюзу.  Она придаст ракете вращательное движение вокруг малой  оси.  Здесь,  на  конце ракеты, появится особо  ощутимая  центробежная  сила,  и  все  тела  снова "приобретут" вес.

    Цандер удалился. Текер, сидя на полу,  продолжал  держать  Винклера  за руку. Как ни был осторожен доктор, он еще не приобрел необходимых  навыков и, нечаянно изменив  позу,  оттолкнулся  от  пола.  В  тот  же  момент  он "вознесся" к

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту