Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

31

мы возьмем с  собой,  должны  стать  нашими  рабами  Мы создадим касту "мудрых", "посвященных", рабы же должны быть безграмотными, темными людьми. И мы будем повелевать ими, потому что без наших знаний они будут беспомощны и бессильны Только мы одни будем знать, как строить дома, машины...

    - Машины? Опять машины? И там машины? - взвизгнул Шнирер. -  Вы  хотите погубить новое человечество? Перенести  эту  заразу,  эту  чуму  на  новую землю? Машины - это проклятие сатаны, которое довело  земное  человечество до настоящей катастрофы! Ни в  коем  случае,  ни  под  каким  видом  я  не соглашусь на это безумие! Классы могут остаться  -  они  даже  необходимы. Только  рабство  могло  обеспечить  необходимый  для    размышлений    досуг философам  древности.  Пусть  будет  рабство,    но    рабство,    смягченное патриархальными  отношениями.  Жизнь,  близкая  к    природе!    Натуральное хозяйство! Никаких городов! Мы, немцы, в  лице  неестественно  разросшейся общины Берлина сами создали орудие,  разрушившее  государство,  когда  это орудие - Берлин - попало в руки экстремистов, то  есть  антигосударственно настроенных народных масс. Никаких  фабрик  и  заводов!  Никаких  городов! Фермы, луга, пастушки, ручейки... Философия созерцания и мораль...

    - Христианская! - вставил епископ.

    - Да, христианская, - согласился философ. - Она очень удобна  для  нас. И, знаете, я бы оставил эти земные истории, географии на Земле. Мы создали бы новую историю - о высших существах, нисшедших с "неба" на землю. У  нас был бы авторитет божественности. Мы  будем  мудро  и  милостиво  управлять нашими рабами. Они будут пасти наши стада, возделывать наши виноградники и по воскресным дням вместе с нами воздавать хвалу нам и всевышнему.  Мирная жизнь на лоне природы. Никаких рабочих  вопросов,  забастовок,  революций! Золотой век! Рай на земле!

    - И ни-никаких ббанков, коммерческих  дел?  Этто..,  скучно!  -  сказал Маршаль.

    - Без коммерции жизнь  не  имеет  смысла.  Но  мы  с  вами  внесем  эту поправку, барон, - сказал Стормер, обращаясь к Маршалю, - и  надеюсь,  что уважаемый профессор Шнирер согласится на  этот  компромисс.  Ведь  частную собственность, надеюсь, вы не отрицаете,  господин  Шнирер?  А  если  есть частная собственность...

    Между банкирами и философом разгорелся  спор.  Никто  не  заметил,  как Цандер поднялся и вышел из галереи предков.  Судьба  будущего  социального устройства на новой земле не имела отношения к  ракетному  полету.  Притом все эти словопрения, по  его  мнению,  были  чужды  всякого  практического смысла.

          7. ГАНС ИЗУЧАЕТ ЛУНА-ПАРК

    Ганс вышел из дома Винклера и направился к гигантской подкове. Она была видна отовсюду.

    Фингер шагал по обледенелой дороге и думал:

    "Подкова похожа на камертон. Да, она не  ниже  Эйфелевой  башни,  может быть и выше. Вилка, царапающая облака..." Густое  облако  закрыло  подкову наполовину.

    "Триста метров...  Подкова  стоит  на  горе,  которая  имеет  не  менее пяти-шести тысяч метров высоты над уровнем моря. Неплохая  вышка.  Но  для чего она  выстроена?  Винклер  не  объяснил.  Попробую  догадаться  сам... Мопассан когда-то жаловался, что Эйфелева  башня  давила  его  мозг  своей пошлостью. В то время это было, конечно, никчемное сооружение. Ее  строили как "гвоздь" Всемирной парижской выставки. И все же, если бы Мопассан  был инженером, он проникся бы почтением и уважением  к  Эйфелевой  башне.  Для того времени она была чудом строительного искусства.  На  Эйфелевой  башне астрономическая и  метеорологическая  лаборатории,  физический  кабинет  и мощная радиостанция. Вероятно, и подкова создана для подобных  же  научных целей.

    Облака медленно проплыли на запад. Вершина

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту