Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

20

Бачелли, вновь обращаясь к Лавровой.

    - Да, и английским, немецким, французским, греческим, испанским. Такова моя профессия.

    - А они? - спросил Бачелли, поглощая бутерброды.

    - Можете разговаривать с ними по-французски, по-немецки. С Власовым и по-английски, с Бусей Шкляром, кажется, и по-итальянски. Ведь ты знаешь итальянский, Буся?

    Шкляр утвердительно кивнул головой.

    - О! - удивился Бачелли.- Да со мной ведь мальчик. Он тоже, наверно, хочет пить. Где же он? Куда девался? Неужели убежал? Сун, Сун! - кричал Бачелли.

    Все начали искать китайца. Лаврова обратила внимание на то, что исчез и Ханмурадов.

    - Наверно, Ханмурадов повел мальчика напоить, вымыть, накормить.

    Сузи вызвал по телефону Ханмурадова, и тот ответил, что мальчик в ванне. Все в порядке.

    - Можно сниматься? - спросил Сузи, обращаясь к Бачелли.

    - Как сниматься? - вскричал тот.- А мои научные коллекции? Археологические материалы величайшей ценности! Мировая научная сенсация! Редчайшие музейные экспонаты! Я никуда не двинусь с места, пока последняя пуговица времен Кублай-Хана не будет уложена на борт вашего дирижабля.

    - Ну, в последней пуговице Кублай-Хана немного веса. А сколько весу во всем вашем научном багаже, господин профессор? - спросил, улыбаясь, Сузи.

    - Я не торговец, и мои экспонаты не кипы хлопка, чтобы их оценивать по весу! - воскликнул оскорбленный профессор.

    - Мы также не торговцы и также умеем ценить археологические предметы материальной культуры,- спокойно ответил Сузи.- Но вы должны знать, профессор, что грузоподъемность дирижабля ограничена. Во всяком случае, мы сделаем все возможное.

    Сун явился умытый, одетый в широкую для его худенького тела трикотажную майку и трусики. Он улыбался во весь рот. Археологу принесли войлочные туфли, самые большие, какие нашлись в кладовой. Но их едва натянули на распухшие ноги Бачелли. Кряхтя и охая, опираясь на руку Власова, профессор Болонского университета спустился по перрону и поплелся к своей палатке. Один Сузи остался на борту "Альфы".

    Ханмурадов шел позади и ворчал в затылок Бусе:

    - Еще одну развалину берем на свою голову!..

    - Главное - он задержит нас. И если мы возьмем слишком много груза, нам трудно будет подняться на ту высоту, где течет наша река! - говорил Буся.

    - Ну, спасти людей - я понимаю,- продолжал Ханмурадов.- Но разве мы для того летим, чтобы музей древностей таскать на Северный полюс и обратно?

    От трупов верблюдов тянуло падалью. Рои синих мух, неведомо откуда прилетевших, уже кружились над вздувшимися трупами. В небе парили орлы и коршуны. Возле палатки стояли восемь больших ящиков. Буся нашел еще три, полузанесенных песком. Очевидно, Бачелли провел уже не один день на этой стоянке.

    Возле ящиков разразилась настоящая драма.

    - Вот здесь,- почти кричал разгоряченный Альфредо Бачелли,- находятся древнейшие рукописи на шелку! И это оставить? Здесь "бирки" - связки почтовых палочек, на которых писались срочные донесения. Скороходы переносили эти палочки-письма от одной почтовой станции до другой. Тут целая история торговой, политической, экономической жизни страны. И это бросить? Оставить коршунам и шакалам? В этом ящике ткани, ковры с вытканными рисунками и надписями. В этих двух - древнейшие каменные изваяния.

    - Еще этого не хватало, чтобы мы тонны камней взяли с собой,проворчал Ханмурадов. Он попробовал приподнять один, другой ящик. К его удивлению, они оказались легче, чем он предполагал. Зато ящик с каменным изваянием невозможно было сдвинуть с места.

    Ханмурадов решительно подошел к Альфредо Бачелли и сказал по-немецки:

    - Господин профессор! Вы опасаетесь того, что, оставленные здесь, ваши экспонаты могут пропасть.

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту