Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

4

в положении человека, который впервые отдается волнам неведомого океана. Мы воздушные Колумбы. Мы отправляемся в страну неведомого.

    - Вот это по мне! Это мне нравится! Так бы ты и сказал сразу! Летим, Сузи! - Ханмурадов уже вновь стоял на ногах, размахивая руками. В физических движениях он искал выхода обуревавшим его чувствам.- Я согласен!

    - Терпение, Махтум! Пока что мы Колумбы без корабля... Я еще никому не говорил о своей идее, кроме тебя и Буси. Дело в том, что Шкляр сейчас руководит постройкой большого цельнометаллического дирижабля "Циолковский". Это как раз то, что нам нужно. Утечки газа - ни малейшей. Подъемы и снижения - без потери газа и балласта, лишь путем подогревания или охлаждения. Идеальное управление. Все механизировано и электрифицировано. Герметические каюты гондолы, приспособленные для полета в разреженном воздухе. Буся проявил массу изобретательности, выдумки, находчивости. Это его детище. И он не прочь испытать дирижабль. Но дадут ли нам этот дирижабль? Согласятся ли с планом такого рода научно-исследовательской экспедиции?

    Из Москвы я думаю проехать в Ленинград, вернее - в Слуцк-Павловск, к аэрологу Власову. На него я очень рассчитываю. Он должен быть заинтересован. Ведь это получше шаров-зондов, которые он пускает! Если он поддержит идею, мы подадим в соответствующие органы докладную записку. Пока можешь продолжать свои опыты с воздушными столбами. В случае удачи я сообщу тебе по радио, и ты немедленно приедешь в Москву. И примешь участие в нашей первой экспедиции. Согласен?

    - Вот тебе мои обе руки и голова в придачу!

    * * *

    ...За большим массивным столом сидит аэролог Власов в туфлях и пижаме - по-домашнему. На столе - аккуратная стопочка бумаги, рукопись новой книги. На полке за столом поблескивают аппараты - барограф, модель анемометра. На стене - чертежи, графики, кривая температур, "роза ветров", фотографии шаров-зондов.

    Сидит Власов в стареньком красного дерева кресле, и сам старенький. Пощипывает седой ус и поглядывает сквозь стекла золотых очков на Сузи, шевелит седыми бровями, слушает.

    Потом поднимается, шаркает по ковру туфлями, руки заложил за спину думает.

    - Неведомый воздушный океан, сказали вы, товарищ Сузи! Так. Конечно, мы еще мало знаем. Но только не совсем уж и неведомый. Что на "дне" делается и в "природных" пространствах, мы хорошо знаем. Недаром же мы сами на дне воздушного океана живем! Весь первый этап тропосферы неплохо знаем... А вот что во втором этапе - стратосфере - делается... тоже кое-что уж знаем, но поменьше. "Потолок" тропосферы в наших широтах примерно десять с половиной километров. На экваторе - семнадцать, на полюсе - всего восемь. А во втором этапе "потолка", пожалуй, и совсем нет. Воздух постепенно редеет и незаметно переходит в межпланетное пространство.

    Безмоторный транспорт, использующий воздушные течения? Что же, это мысль. Но где же мы с вами на ветру летать сможем? Начнем с тропосферы. Вблизи экватора не полетишь. Вдоль "термического экватора" лежит экваториальная зона штилей, Безветрие. Моряки это хорошо знают. Севернее этой полосы штилей в тропической зоне ветры весь год направляются от востока к экватору - пассаты. Во внетропической полосе нашего полушария ветры направлены от запада к полюсу. А в полярной - опять с востока к экватору.

    Надо еще сказать, что во внетропической полосе ветры изменяют свое направление в зависимости от времен года на прямо противоположное. Это муссоны. Но у нас муссоны есть только на Дальнем Востоке.

    Что же мы имеем в тропосфере для безмоторного транспорта? У экватора, в зоне штилей ничего не имеем. Безветрие. Штиль.

    Повыше этой полосы мы можем совершать круглый год полеты с востока на

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту