Александр Романович Беляев
(1942-1984)
Произведения автора

62

в  дом.  Через несколько минут к нам вышел какой-то горбоносый человек в белом халате,  с черепаховыми очками на носу...

        - Ассистент Равино, доктор Буш.

        Ларе кивнул головою и продолжал:

        - Он объявил нам, что доктор Равино занят и что мы можем переговорить с ним, Бушем. Я настаивал на том, что нам необходимо видеть самого Равино. Буш повторял, что сейчас  это  невозможно,  так  как  Равино  находится  у тяжелобольного. Тогда Шауб, не долго думая, взял Буша за руку вот  так,  - Ларе правой рукой взял за запястье своей левой  руки,  -  и  повернул  вот этак. Буш вскрикнул от боли, а мы прошли мимо него и  вошли  в  дом.  Черт возьми, мы не знали, где находится Равино, и были в  большом  затруднении. По счастью, он сам в это время шел по  коридору.  Я  узнал  его,  так  как виделся с ним, когда привозил вас в качестве моего душевнобольного  друга. "Что вам угодно?" - резко спросил Равино. Мы поняли, что нам нечего больше разыгрывать комедию, и, приблизившись к Равино, быстро вынули револьверы и направили их ему в лоб. Но в это время носатый Буш, - кто бы  мог  ожидать от этой развалины такой прыти! - ударил по руке Шауба, причем так сильно и неожиданно, что выбил револьвер,  а  Равино  схватил  меня  за  руку.  Тут началась потеха, о которой, пожалуй, трудно и рассказать связно. На помощь к Равино и Бушу уже бежали со всех сторон санитары. Их было много, и  они, конечно, быстро справились бы с нами. Но, на наше счастье, многих  смутила полицейская форма. Они знали о тяжелом наказании за сопротивление полиции, а  тем  более,  если  оно  сопряжено  с  насильственными  действиями    над представителями власти. Как Равино ни кричал, что наши полицейские костюмы - маскарад, большинство санитаров предпочитало роль наблюдателей, и только немногие  осмелились  положить  руки  на  священный    и    неприкосновенный полицейский  мундир.  Вторым  нашим  козырем  было  огнестрельное  оружие, которого не было у санитаров. Ну и, пожалуй, не меньшим козырем была  наша сила, ловкость и отчаянность. Это и уравняло силы. Один санитар  насел  на Шауба, наклонившегося, чтобы  поднять  упавший  револьвер.  Шауб  оказался большим мастером по части всяческих приемов борьбы.  Он  стряхнул  с  себя врага и, нанося ловкие удары, отбросил ногою  револьвер,  за  которым  уже протянулась чья-то рука. Надо отдать  ему  справедливость,  он  боролся  с чрезвычайным хладнокровием и самообладанием. На моих плечах  тоже  повисли два санитара. И неизвестно, чем окончилось бы  это  сражение,  если  б  не Шауб. Он оказался молодцом. Ему  удалось-таки  поднять  револьвер,  и,  не долго думая, он пустил его в ход. Несколько выстрелов сразу  охладили  пыл санитаров.  После  того  как  один  из  них  заорал,  хватаясь    за    свое окровавленное плечо, остальные мигом ретировались. Но Равино не  сдавался. Несмотря на то что  мы  приставили  к  обоим  его  вискам  револьверы,  он крикнул: "У меня тоже найдется оружие. Я прикажу своим  людям  стрелять  в вас, если вы сейчас не уйдете  отсюда!"  Тогда  Шауб,  не  говоря  лишнего слова, стал выворачивать Равино руку. Этот прием вызывает такую чертовскую боль, что даже здоровенные  бандиты  ревут,  как  бегемоты,  и  становятся кроткими и послушными. У Равино кости хрустели, на глазах появились слезы, но он все еще не сдавался. "Что же вы смотрите? -  кричал  он  стоявшим  в отдалении санитарам. - К оружию!" Несколько санитаров побежали,  вероятно, за оружием, другие снова подступили к нам. Я отвел на мгновение  револьвер от головы Равино и сделал пару выстрелов.  Слуги  опять  окаменели,  кроме одного, который упал на пол с глухим стоном...

        Ларе передохнул и продолжал:

        - Да, горячее было дело.  Нестерпимая  боль

 

Фотогалерея

Беляев - фото
Фото Александр Беляев
Alexandr Belyaev 8
Alexandr Belyaev 7
Alexandr Belyaev 6

Статьи












Читать также


Известные произведения
Поиск по книгам:


Голосование
Что из фантастики Беляева Вам больше всего понравилось?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту